Главная / Экономика / Коронавирус перевернул многие представления с ног на голову — Иан Коулберн



Коронавирус перевернул многие представления с ног на голову — Иан Коулберн

Иан Коулберн

МОСКВА, 29 мая — ПРАЙМ, Вероника Буклей. Распространение коронавируса погрузило мир в эпоху неопределенности и заставило жить в режиме «здесь и сейчас». Оно перевернуло с ног на голову представления об устройстве бизнеса, придав еще большее значение здоровью и безопасности людей.

То, что раньше было в новинку, теперь стало нормой и, вероятно, останется ей и когда пандемия пройдет, считает главный исполнительный директор Deloitte СНГ Иан Коулберн. В интервью агентству «Прайм» он рассказал о том, стоит ли ждать второй волны COVID-19, что изменится в мире, когда вирус уйдет, а также поделился прогнозами по экономике России.

— С начала года все говорят только о коронавирусе и его последствиях. Звучат оценки, что мир погрузится в состояние, аналогичное концу Второй мировой войны или Великой депрессии. Насколько драматична ситуация, на ваш взгляд?

— Это беспрецедентная ситуация, которая заставляет нас жить в режиме «здесь и сейчас». Мы ожидаем падения мирового ВВП на 7-10% в 2020 году, последствия же Второй мировой войны оцениваются более чем в 10% падения ВВП. Поэтому сегодняшняя ситуация однозначно значительная.

— Каковы ваши прогнозы по спаду ключевых экономик мира: США, Китая, еврозоны?

— Сейчас трудно давать точные прогнозы, поскольку неопределенность очень высока. Мы работаем больше в рамках сценариев. Что касается Китая, во втором квартале мы ожидаем разворота экономики и более сильного роста во второй половине года, что в итоге выведет ВВП по году в положительную зону. В азиатско-тихоокеанском регионе в целом мы ожидаем снижения на 2-2,5%.

Европа в этом смысле сильно отстает. По нашему сценарию, мы ожидаем снижения примерно на 8%. Что касается США, прогнозирование здесь сложнее, поскольку страна хочет отменить социальное дистанцирование. Здесь падение может достичь двузначных значений, может быть 10-12% ВВП по году. Результаты же второго квартала для Европы и США будут действительно крайне негативные.

— Премьер Госсовета Китая Ли Кэцян заявил, что падение ВВП страны в первом квартале 2020 года на 6,8% стало ценой, которую нужно было заплатить за сдерживание эпидемии COVID-19, цели на этот год по росту ВВП нет. Считаете ли вы, что Китай уже встал на путь восстановления экономики?

— Мы полагаем, что первый квартал в Китае принесет нулевой или слегка позитивный рост ВВП. Прогнозы на вторую половину года будут зависеть от политики властей, мер по поддержке роста. Согласен, что это кризис здравоохранения, который имеет экономические последствия. Однако здоровье имеет первостепенное значение, у нас по-прежнему нет эффективных лекарств и мы далеки от создания вакцины.

— Когда мировая экономика может встать на путь восстановления?

— Единственная определенная вещь сейчас – это неопределенность. Мы ожидаем, что восстановление будет проходить различными темпами в разных регионах. Думаю, это второй квартал для Китая, точнее конец второго квартала. Вероятно, ближе к концу третьего квартала для Европы. Возможно, четвертый квартал для экономики США.

Все эти прогнозы будут зависеть также от вероятности второй волны инфицирования. Если мы столкнемся с ней, система здравоохранения может вновь оказаться под ударом, и очевидно правительства будут вновь вводить гораздо большие ограничения с точки зрения социального дистанцирования, режима локдауна. Все будет зависеть от того, будет ли у второй волны инфицирования пик.

— Где среди всех этих прогнозов находится Россия? Каковы ваши прогнозы по экономике страны на этот год? Насколько глубокой может стать рецессия? 

— Наш взгляд на Россию умеренно-позитивный, но все же он предполагает снижение ВВП на 3,5% в этом году. Центробанк прогнозирует примерно 4-6% падения. Также мы слышим прогнозы и о снижении на 7-8%. Он также будет зависеть от того, будет ли вторая волна коронавируса.

— Как вы оцениваете меры, предпринимаемые российским правительством по поддержке экономики? Какие из них представляются наиболее эффективными и востребованными?

— Мы полагаем, что правительство выбрало пошаговый подход. Мы также видим желание сохранить гибкость в фискальной позиции, которая уже есть у страны. Полностью поддерживаем нацеленность поддержки на сектор малого и среднего предпринимательства, а также системно значимых предприятий.

С точки зрения простоты получения поддержки — это отсрочка по уплатам налогов, снижение страховых взносов. Чтобы получить поддержку по ряду других мер, нужно некоторое время.

— Требуется ли особая поддержка правительства РФ компаниям какого-то сектора? Может быть, кому-то удалось извлечь выгоду из текущей ситуации?

— Секторы, которые пострадали не только в России, но и во всем мире – это авиация, отели, туризм, сервис, ресторанный бизнес, сфера развлечений, спорт и так далее. Очевидно, что локдаун привел к тому, что многие потребители стали активно использовать онлайн платформы для шоппинга. Думаю, что они делали это не в первый раз, но сейчас это становится для них все более обычным делом. Думаю, этот тренд станет активно развиваться, традиционный ритейл, торговые улицы, торговые центры были под давлением со стороны цифровых ритейлеров и до COVID-19, полагаю, что сейчас это давление усилилось и тренд продолжится после коронавируса.

— Есть ли, на ваш взгляд отрасли, которым нужна дополнительная поддержка со стороны правительства?

— Мы видим, что поддержка оказывается малым и средним предприятиям, а также системно значимым. Если предприятия из секторов, которые я назвал, не попадают под эти критерии, то они могут испытывать трудности.

Есть еще один сектор, который по нашим ожиданиям испытает давление на прибыльность – это банковский. Он касается рисков, связанных с некачественными кредитами и того, как правительство будет поддерживать финансовую систему, чтобы избежать банкротств и увольнений, подобных тому, что мы видели в других странах. Например, в США произошел резкий рост безработицы. Понятно, что принимаются меры, чтобы избежать такой ситуации, но ситуация будет иметь влияние на финансовый сектор тоже.

— Считаете ли вы, что нужно как можно скорее ослабить ограничения или же, наоборот, выступаете за более жесткие меры, которые позволят ограничить распространение пандемии?

— Я не думаю, что здесь есть верный или неверный ответ. Наши клиенты смотрят на то, как сохранять эффективность, при том, заботясь о здоровье людей. Процесс снятия ограничений крайне важен с точки зрения запуска экономики. В то же время, если мы столкнемся со второй волной инфицирования, это грозит высокой нагрузкой на систему здравоохранения, высокими уровнями смертности. Не думаю, что в этом смысле Россия захочет рисковать.

Наш бизнес также ставит в центре внимания сотрудников. Стратегия возобновления работы в регионе зависит от того, что правильно с точки зрения людей. В то время как в мире ограничен доступ к эффективным лекарствам и не существует вакцины, мы должны ставить здоровье во главу всего, что мы делаем.

— После коронавируса мир, вероятно, уже не будет прежним. Какие глобальные изменения произойдут в нем, на ваш взгляд?

— Коронавирус перевернул многие представления с ног на голову. Наша компания в регионе СНГ за неделю перевела почти четыре тысячи сотрудников на работу из дома. Если бы нам в конце прошлого года сказали, что нужно проявлять большую гибкость и позволить всем работать из дома, не уверен, что эта идея показалась бы привлекательной.

Думаю, что такая гибкость в работе после коронавируса станет нормальной частью нашей жизни. Наши исследования показывают, что многие общественные некоммерческие организации стали даже более эффективными перейдя на удаленный режим работы. Очевидно, это один из трендов.

Он повлияет и на стратегии в секторе недвижимости: как много офисов потребуется, как они будут выглядеть? Вероятно, мы увидим более свободный дизайн офисов – не будет так много рабочих мест, возможно потребуется только пространство для совещаний.

Кроме того, компании уже пересматривают свои сложившиеся цепочки поставок, которые сложились до пандемии, чтобы максимизировать прибыль. Коронавирус показал, что они уязвимы. Сейчас многие компании работают над диверсификацией цепочек поставок и созданием дополнительных мощностей. Возможно, их национализации.

— Каких изменений стоит ждать с точки зрения цифровизации? Могут ли какие-то индустрии полностью уйти в онлайн?

— Коронавирус делает невозможное возможным. Для многих профессиональных услуг, включая наши, коронавирус станет стимулом для цифровизации.

Еще один хороший пример – это телемедицина. Количество людей, которые сейчас консультируются по Zoom или Skype растет по экспоненте. Это очень удобно, и, если качество услуг не будет снижаться, можно представить, что это все больше будет входить в норму.

В то же время мы социальные создания и постоянно ощущаем необходимость в общении. Конечно, мы можем общаться онлайн, но все же предпочтительными являются личные встречи, установление личных контактов. Поэтому я не думаю, что мы в какой-то момент достигнем полной цифровизации.

Интересно смотреть на приоритеты, которые расставляют сейчас наши клиенты. Глобально в центре всего находится здоровье людей, второе – поддержание существующих связей между сотрудниками и клиентами. Далее идет тренд на использование облачных технологий, цифровых платформ в различных секторах. В России все больше компаний из тяжелой промышленности используют цифровизацию не только в бэк-офисах, но и в операционной деятельности.

— Возможно ли, что COVID-19 заставит мир отказаться от наличной валюты и станет стимулом для развития цифровых аналогов?

— Заметил, что сейчас если я что-то заказываю на дом, у многих курьеров есть автоматы для оплаты картой. Россия была в авангарде применения цифровых технологий, касается это использования мобильных телефонов или электронных кошельков. Например, я при походе в магазин предпочитаю платить с помощью смартфона и не использовать наличные. Этот тренд существовал и до коронавируса, сейчас он развился и, вероятно, прочно войдет в нашу жизнь в будущем. Однако полное изъятие наличных денег из экономики маловероятно.

— Подводя итог, на ваш взгляд, возможно ли, что Россия пройдет по благоприятному сценарию выхода из пандемии?

— За последнее десятилетие Россия уже переживала экономические кризисы. Для лидеров из политики и бизнеса не впервые сталкиваться с трудностями такого порядка. Мы видим, что растет профессионализм в реагировании на такие вызовы.

В отличие от стран, которые не сталкивались с кризисами на протяжении последних двадцати лет, здесь есть люди, которые знают, как себя вести. Кроме того, макроэкономическая ситуация в России сегодня лучше, чем во время предыдущих кризисов.

Процесс восстановления действительно очень трудно прогнозировать. Правительство принимает меры, делает верные шаги. Вызовом является поведение в обществе с точки зрения рисков новых вспышек инфекции. То, как люди будут держать себя в руках и не возвращаться к обычному стилю поведения – вот, что представляет риск.

Также мы видим фокус страны на цифровизацию в отслеживании распространения вируса. Инфраструктура QR-кодов эффективна с этой точки зрения. Конечно, это дает конкурентное преимущество, иначе говоря, полезный инструмент по выходу из этой ситуации.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*